Энциклопедия христианства

Немецкие историки Церкви

Ортодоксы уже давно не спускали глаз с историков. Именно немецкие историки Церкви, особенно с католического факультета Тюбингенского университета, за исключением одного (он стал кардиналом), осудили декрет о непогрешимости. Лорд Актон, английский историк, попытался организовать международную оппозицию декрету.

Если принимать это поразительное утверждение буквально, оно фактически налагает вето на научную деятельность, поскольку утверждает в качестве догмата то, что историческая наука уже в 1893 году, по большому счету, считает вопросом, являющимся предметом спора и рассуждения. Истина заключается в том, что очень немногие важные лица в Ватикане (а нередко и в национальных иерархиях) знали достаточно, чтобы понимать исходные позиции и методологию современной библейской экзегезы и смежных дисциплин. Подобно тем богословам, которых презирал Эразм, они предавали анафеме вследствие своего невежества.

Те немногие, кто понимал, уже — ео ipso (в силу этого) — были под подозрением. Кардинал Мейган аккуратно подытожил все это в переписке с аббатом Альфредом Луази из Парижского католического института: «Рим никогда не разбирался в этих вопросах.

Все без исключения католические священники являются глубокими невеждами в подобных темах. Пытаясь вытащить их из бездны невежества, рискуешь довольно серьезно, ибо наши богословы свирепы». Эти слова могли бы принадлежать и самому Эразму. В этом отношении Рим, пожалуй, ничему не научился за истекшие четыреста лет. Папа Лев XIII не сдержал своих угроз 1893 года о систематических преследованиях, а Пий X сдержал.

Жертв, больших и малых, оказалось достаточно. Фактически каждый, кто занимался исследованием Библии, кроме разве что чисто механически, во время этого понтификата подпали под подозрение. В их числе — Альберт Лагранж (Albert Lagrange), доминиканец, основатель Центра библейских исследований в Иерусалиме.

» великого протестантского историка Церкви Адольфа фон Гарнака) его работы не менее пяти раз упоминаются в «Индексе запрещенных книг» 1903 года. Не пожелав отречься от них, он был в 1908 году отлучен Пием X от Церкви. Пий был полон решимости удержать католическое духовенство от заблуждений (в его понимании) в области исторических и физических наук. В самой первой своей энциклике Е Supremi Apostolatus Cathedra, он обещал: «Мы предпримем величайшие усилия, дабы уберечь наших священнослужителей от западни современной научной мысли — от той науки, которая дышит не истинами Христовыми, но своими лукавыми, изощренными доводами оскверняет разум людей заблуждениями рационализма и его подобий». Так что преследования не ограничились исследователями Библии: сети были раскинуты достаточно широко. Отец Джордж Тиррел, новообращенный ирландец, иезуит и ученый томист, подвергся нападкам за то, что поддерживал «право каждой эпохи приспособлять историко-философское выражение христианства к реалиям современности и таким образом положить конец абсолютно ненужному конфликту между верой и наукой, который представляет из себя чисто теологическую чушь». Тиррела исключили из ордена иезуитов в 1906 году и отстранили от исполнения священнических обязанностей в следующем году; на смертном одре (в 1909 году) его соборовали, но отказали в погребении на католическом кладбище.

Его пример — один из самых трагичных.